Меню
Світова література

5 клас
6 клас
7 клас
8 клас

Интегрированный курс

5 класс
6 класс

Виразне читання

Теорія
Практика

Шкільний конферанс

Основи школи юного конферансьє

Школа юного диктора

Основи школи юного диктора

Вивчення лірики

Олександр Твардовський - Лірика
Роберт Льюїс Стівенсон - Лірика
Олександр Пушкін - Лірика
Франческо Петрарка - Лірика
Адам Міцкевич - Лірика
Шандор Петефі - Лірика
Пейзажна лірика Алкмана, Гете, Лермонтова
Публій Овідій Назон - Лірика
Михайло Лермонтов - Лірика
Іван Крилов - Лірика

Методичний практикум

Схема самоаналізу уроку
Поетичне відлуння
Типи аналізу твору
Технологічна модель уроку
Кабінет літератури
Глосарій

Робота з портретом

Портреты А.П. Чехова
Портреты Л.Н. Толстого
Портреты Ф.М. Достоевского
Портреты Н.В. Гоголя
Портреты Ф.И. Тютчева
Портреты А.С. Пушкина
Портреты И.А. Крылова
Портреты Эзопа
Портреты М.Ю. Лермонтова
Работа с портретом писателя на уроках литературы. Предисловие

Презентації

Гаррієт Бічер-Стоу. "Хатина дядька Тома". Презентація
Композиція твору. Презентація
Життя і творчість Шолом–Алейхема. Презентація
Пауль Маар - презентація
Ярослав Гашек
Рюноске Акутаґава. "Павутинка" - презентація
Анна Гавальда - презентація

Популярні статті
    Розповісти друзям
    » » Портреты Л.Н. Толстого


    Портреты Л.Н. Толстого

    Рейтинг:

    Л.Н. ТОЛСТОЙ


    Портреты Л.Н. Толстого

    В конце ХІХ – начале ХХ века Л.Н. Толстой стал для России своеобразной «совестью нации»: к нему прислушивались, с ним советовались, ему подражали. Его взгляды на жизнь, выраженные не только в художественных произведениях, но и в публицистических работах вызывали в обществе бурные дискуссии. Неспроста писатель стал одним из наиболее популярных объектов в изобразительном искусстве, причем не только российском, но и зарубежном. Важно подчеркнуть, что художники часто писали не просто портреты, а картины, в которых запечатлевали Толстого на отдыхе или за любимыми занятиями.
    К образу великого писателя обращались И.Н. Крамской, И.Е. Репин, Л.О. Пастернак, Н.Н. Ге, М.В. Нестеров, В.Н. Мешков, Айна Леон, Ян Стыка и многие другие русские и зарубежные художники. В отдельных случаях мастера живописи создавали даже целые серии работ о Толстом. Например, ряд картин принадлежат кисти И.Е. Репина. Наиболее известные из них: «Портрет писателя Л.Н. Толстого» (1887), «Пахарь. Лев Николаевич Толстой на пашне» (1887), «Л.Н. Толстой босой» (1901), «Лев Толстой в комнате под сводами» (1891), «Лев Николаевич Толстой на отдыхе в лесу» (1891), «Л.Н. Толстой за работой у круглого стола» (1891), «Лев Николаевич Толстой за чтением» (1891). Многообразна толстовская художественная галерея и у Л.О. Пастернака: «За чтением рукописи» (1893), «Л.Н. Толстой на Передвижной выставке» (1893), «Л.Н. Толстой за чтением у лампы» (1901), «Лев Толстой» (1901), «Толстой на фоне грозового неба» (1901), «Л.Н. Толстой с семьей» (1902), «Портрет Л.Н. Толстого» (1906), «Портрет Л.Н. Толстого» (1908).

    Два признанных шедевра в иконографии Л.Н. Толстого – портреты И.Н. Крамского и И.Е. Репина. К ним мы предлагаем более подробный комментарий.

    Иван Крамской. Портрет писателя Льва Николаевича Толстого. (1873). Холст, масло. 98x79. Третьяковская Галерея, Москва, Россия


    Портреты Л.Н. ТолстогоКомментарий 1.
    Написать Толстого, портрет которого так хотел получить Третьяков в свою галерею, И.Н. Крамской берется в 1873 году, когда летом оказывается с семьей в Козловке-Засеке, в пяти верстах от Ясной Поляны. Однако уговорить писателя позировать было непросто, и Крамской должен был заинтересовать своей личностью человека, в те годы очень далекого от христианского смирения – крутого, властного и даже жесткого: «Описывать Вам мое свидание с ним я не стану, слишком долго: разговор мой продолжался с лишком 2 часа, 4 раза я возвращался к портрету, и все безуспешно; никакие просьбы и аргументы на него не действовали». И все же Толстой согласился позировать, при этом он поставил художнику условие: он должен был написать два портрета – один для Третьякова, а другой для семьи писателя. Во время сеансов позирования Толстой и Крамской много говорили, познавая друг друга.
    Светотенью, мазком по форме Крамской лепит лицо, не сглаживая грубоватости форм, «разлапистости» широкого носа, не пытаясь спрятать большое оттопыренное ухо. Он словно доверчиво следует за природой, вложившей могучий и тонкий интеллект в грубоватую «мужицкую» оболочку. И сосредоточивает свое внимание на освещающих лицо глазах: внимательно, но не мелочно обозначает конструкцию глаза, чуть трогает красным и белым слезничок, сложно пишет радужку, высветляя пространство между темным, с острым бликом зрачком и синей каемкой. Создается впечатление острого, пронизывающего взора. Крамской очень точно отображает знаменитые толстовские орлиные глаза, в которых соединились проницательность и непосредственность.
    В творческом горении Н.И. Крамского сплавились воедино интуиция и профессиональные навыки, сознание и неосознаваемые движения души, чувство и разум. В итоге на полотне возник образ огромной силы эмоционального воздействия, образ-прозрение, первое изображение человека, при жизни признанного гением не только земли русской, но и всего человечества. От портрета, висящего в зале Третьяковской галереи, в памяти остается ощущение огромной, словно из монолита вырубленной глыбы с буравящими, насквозь пронизывающими глазами. Крамской монументализировал невысокого Толстого, и зрители, знавшие писателя по этому портрету (в их числе Репин), нередко поражались тому, как мало соответствовал сложившийся в их представлении образ писателя первому жизненному впечатлению.
    Крамской уже в начале 1870-х годов, закончив работу над портретом и подводя своеобразный итог своим впечатлениям, отлившимся в живописную форму, пишет Репину: «А граф Толстой, которого я писал, интересный человек, даже удивительный. Я провел с ним несколько дней и, признаюсь, был все время в возбужденном состоянии даже. На гения смахивает».
    Портрет признавали очень похожим и художники (И.Е. Репин: «Портрет страшно похож»), и близкие Толстому люди (по словам жены: «Смотреть даже страшно»).
    (Больше можно прочитать на сайте http://www.tanais.info/art/kramskoy6more.html - Нонна Яковлева. Творчество Ивана Крамского).


    Комментарий 2.
    Портрет Л.Н. Толстого был написан Н.И. Крамским в 1873 году и считается лучшим портретом великого писателя.
    Ни одному художнику не удалось запечатлеть образ Толстого – великого гуманиста, мыслителя, носителя нравственных идеалов, выразителя народных интересов – глубже, чем это сделал Крамской. Любой, кто видел портрет, на себе испытал большую силу его воздействия.
    Портрет выполнен в серовато-коричневой гамме. С огромным мастерством живописца и психолога передал Крамской сложность и многогранность натуры одного из самых великих русских гениев. Толстой на портрете изображен сидящим в кресле в естественной позе с руками, непринужденно сложенными на коленях.
    Скуластое лицо, большой широкий нос, пышная борода – все это делает Толстого похожим на обыкновенного русского мужика. Однако это не мужик – даже синяя рубаха, напоминающая обычную крестьянскую блузу, сидит на нем как-то очень элегантно. Величественный силуэт, красиво ниспадающие складки сорочки придают портретируемому особое благородство.
    Однако главное в портрете – лицо писателя. Оно написано удивительно выразительно – строго и при этом пластично, объемно. Прямо в душу зрителя устремлен взгляд проницательных серых глаз Толстого – живой, проникающий внутрь собеседника и властно притягивающий к себе, полный огромного напряжения. Человек с таким взглядом, конечно, имеет непростой характер. Но главное, что читается в этом взгляде – ясный ум, бесконечная искренность, сила духа, целеустремленность.
    Очень проникновенно отображены в портрете и простота писателя, и его мудрость. А это именно те качества писателя, которые приближают его образ к народу.
    (По материалам сайта http://www.detskiysad.ru/art/opisanie.html).


    И.Е. Репин. «Портрет Л.Н. Толстого» (1887). Холст, масло. 124х88


    Портреты Л.Н. ТолстогоКомментарий 1.
    Портрет Толстого написан Репиным в Ясной Поляне в августе 1887 года. Преклоняясь перед гением великого писателя, И.Е. Репин в то же время расходился с ним по многим убеждениям.
    Несмотря на это, писателя и художника связывала на протяжении долгих лет теплая дружба. Портрет, написанный в 1887 году, – один из целой серии портретов Л.Н. Толстого, созданных Репиным.
    Необыкновенно простая по выбранной позе и краскам, картина отличается правдивостью и огромным талантом художника. Этот портрет действительно может рассказать больше, чем долгие словесные описания. Так изобразить Репин мог только человека, которого глубоко понимал, уважал, ценил. Репину в полной мере удалось показать величие писателя. Писатель изображен сидящим в несколько необычном кресле. В одной его руке – небольшая книжка, другая – удобно лежит на ручке кресла. Темная блуза стянута ремнем на поясе и чем-то напоминает подрясник.
    Писатель показан в секунду тревожной задумчивости – вероятно, оторвавшись от прочитанного, он обдумывает какую-то мысль. Слегка наклонив голову с нависшими бровями и пышной седой бородой, Толстой смотрит на зрителя. Словно вопрос, который мучает его сейчас, он адресует и ему. В глубоко сидящих глазах писателя – мудрость и проницательность, кажется, что они пытливо заглядывают прямо в душу.
    Репин написал портрет Толстого, несколько «возвышая» фигуру портретируемого и сообщая ей монументальную значительность. Сдержанная, темных тонов, колористическая гамма, «неспешная» манера письма – все на портрете подчеркивает масштаб личности портретируемого. Сидящий в кресле оставляет впечатление необыкновенного, действительно гениального, человека – по доброте сердца, силе ума, таланта и непреклонной воле с ним мало кто может сравниться.
    (По материалам сайта http://www.detskiysad.ru/art/opisanie.html).


    Комментарий 2.
    Портрет написан в Ясной Поляне, по обыкновению быстро, в три сеанса (13-15 августа). Третьяков, узнав о создании портрета, но, еще не видев его, в письме к В.В. Стасову высказывал надежду, что Толстой изображен Репиным стоящим во весь рост и непременно на фоне пейзажа – только такая композиция представлялась Третьякову подобающей великому писателю.
    Репину, однако, удалось передать величие Толстого иными средствами. Выбранная художником точка зрения, с низким горизонтом, «возвышая» фигуру, придает ей монументальную значительность. Характерно, что Репин впоследствии никогда не строил портретную композицию подобным образом, утвердив тем самым уникальность, единственность портрета Толстого.
    Сдержанная, благородная колористическая гамма, ясный очерк силуэта при великолепной объемно-пространственной моделировке, плавное, широкое, «неспешное» движение кисти – все в портрете подчинено атмосфере величавой значительности, окружавшей Толстого.
    Толстой изображен в минуту тревожной задумчивости – это именно минута, конкретное мгновение, когда писатель, оторвавшись от книги, пытается разрешить вопрос, возникший по поводу прочитанного. Сосредоточенная, настороженная вдумчивость, пытливый, проникающий взгляд, заставляющий зрителя поневоле озаботиться содержанием этого вопроса, – черты, образующие программу портрета.
    Высокий лоб, окладистая борода, грубоватые черты лица. Русский боярин, уверенно сидящий в старинном кресле. Взгляд отрешенный, нейтральный, устремленный вдаль, он словно пронзает зрителя, проходит сквозь него. Глаза ясные и добрые. Простая черная одежда, сливаясь с таким же черным креслом, визуально увеличивает фигуру героя.
    Светлый и чистый фон усиливает впечатление. Книга в руках, деталь символичная, не случайная. Перед нами писатель в момент размышления о прочитанном, в момент зарождения новой, гениальной идеи. Глядя на портрет, любой способен почувствовать величие и духовную монументальность Толстого.
    Репин очень высоко ценил портрет Толстого, исполненный Крамским. Но если у Крамского Толстой преисполнен эпического спокойствия и ясности, а его взгляд суров и прямолинеен, то репинский Толстой – человек ищущий, сомневающийся. Именно в конце 1880-х годов писатель вступил на стезю проповедничества; не случайно высказывалось предположение, что в портрете Репина на коленях у Толстого – Евангелие.


    Другие портреты Л.Н. Толстого

    Ге Н.Н. Портрет Л.Н. Толстого (1884). Холст, масло. Третьяковская галерея, Москва, Россия


    Портреты Л.Н. ТолстогоСближение с Л.Н. Толстым Н.Н. Ге считал важнейшей вехой своей жизни. Художника и писателя объединял интерес к постановке в творчестве глобальных нравственных проблем. Ге пишет портрет Толстого в его доме в Хамовниках, когда тот работал над рукописью трактата «В чем моя вера?». Портрет писателя за работой, в привычной обстановке, решен в духе передвижнических традиций. Главное, к чему стремился художник, – показать работу гениального ума, ход его мыслей. Ге трактует Толстого как учителя жизни, который делает свою работу. В семье писателя это изображение считалось лучшим «по сходству и силе выражения лица, несмотря на опущенные глаза».
    В письме В.П. Гаевскому от 6 февраля 1884 г. Н.Н. Ге сообщал: «... я ездил в Москву, где и прожил 3 недели, я ездил, чтобы видеть моего хорошего Льва Николаевича Толстого и чтоб написать его портрет, что я задумал давно, но не мог исполнить. Радуюсь, что исполнил наконец. В этом портрете я передавал все, что есть самого драгоценного в этом удивительном человеке».

    Михаил Нестеров. Портрет Л.Н. Толстого (1907). Холст, масло. 113x102. Музей Л.Н. Толстого, Москва, Россия


    Портреты Л.Н. ТолстогоВ качестве фона художник выбрал пруд в Ясной Поляне, ели, посаженные на его берегу самим Толстым, и вдалеке – деревню. Избрав не усадебный, а именно деревенский характер пейзажа, М.В. Нестеров сделал акцент на народное начало толстовского мировосприятия.

    Л.Н. Толстой в восприятии художников конца ХХ – начала ХХІ века


    В.И. Плотников. Портрет Льва Николаевича Толстого (1978). Холст. Масло


    Портреты Л.Н. Толстого

    В.В. Шульженко. Лев Толстой на турнике (2006)


    (Жанр: фигуративная живопись в стиле гротескного реализма).
    Портреты Л.Н. Толстого

    Фотографии Л.Н. Толстого


    Л.Н. Толстой в Крыму


    Портреты Л.Н. Толстого

    Л.Н. Толстой с внуками Соней и Ильей в Крекшино


    Портреты Л.Н. Толстого

    Л.Н. Толстой с женой Софьей Андреевной


    Портреты Л.Н. Толстого

    Л.Н. Толстой


    Портреты Л.Н. Толстого

    Л.Н. Толстой с М. Горьким и А. Чеховым


    Портреты Л.Н. Толстого

    Л.Н. Толстой за работой в Ясной Поляне


    Портреты Л.Н. Толстого

    Л.Н. Толстой играет в шахматы с М.С. Сухотиным


    Портреты Л.Н. Толстого

    Другие фото Л.Н. Толстого: http://www.softmixer.com/2012/09/blog-post_9116.html

    Воспоминания о Л.Н. Толстом


    1. В 1897 году известный немецкий драматург, фельетонист и театральный директор доктор Оскар Блументаль воспользовался своим пребыванием в Москве (где во время поста гастролировала часть его берлинской труппы – Лессинг-Театра), чтобы повидать графа Л.Н. Толстого.
    «Пройдя целый ряд длинных коридоров, я очутился наконец лицом к лицу с этим замечательным человеком. Толстой совершенно таков, как его показал читающей европейской публике знаменитый портрет: в широкой мужицкой рубахе, подвязанной одноцветным поясом, с длинной белой бородою, с меланхолическими голубыми глазами и седыми космами волос, с изрытым глубокими морщинами лбом – работника мысли и грубыми, привыкшими к тяжелому труду руками, которые он в разговоре охотно засовывает за пояс. Глубокая, захватывающая душу серьезность, как бы истекающая от его лица, производит впечатление встречи с библейской фигурой. Граф Толстой кажется внезапно ожившим апостолом Леонардо да-Винчи, но к этому впечатлению присоединяется еще удовольствие цивилизованного вкуса, не встречающего в фигуре великого поэта ни малейшего следа намеренного оригинальничанья. Отчужденность от общества и его предрассудков так прекрасно гармонирует с отшельнической фигурой Толстого, что даже его странности кажутся вполне естественными. Монастырская простота комнаты соответствует тихому величию ее обитателя. Белые стены безо всякого
    украшения, черные кожаные стулья, полка с небольшим количеством книг и березовый стол, заваленный свежеисписанными четвертушками белой бумаги, – такова светская келья этого монаха по убеждению».

    2. «Петербургская газета». Неизвестный корреспондент. Заметка «Граф Л.Н. Толстой в Петербурге»:
    «Читателям нашим известно уже, что знаменитый автор «Войны и мира» и «Анны Карениной» – граф Лев Николаевич Толстой на днях приехал в Петербург. Пишущий эти строки имел случай в этот приезд в Петербург нашего всемирно известного писателя познакомиться с ним. Знакомство это произошло на улице. Рано утром, 9 февраля, шел я по набережной Фонтанки, между Аничковым и Симеоновским мостами. Навстречу мне, вижу, идет мой знакомый, представитель одной крупной книгоиздательской фирмы в Москве г. Б., и с ним рядом быстро шагал какой-то почтенный старик. Большая седая борода его, густые, нависшие над глазами, седые брови, серая войлочная шапка, из-под которой видны довольно длинные седые волосы, наконец, довольно кургузое, с овчинным воротником пальто, какое обыкновенно носят мелкие торговые люди или прасолы, делали этого почтенного старика удивительно похожим на графа Льва Николаевича Толстого, каким его рисует художник И.Е. Репин. «С кем это, – думаю себе, – идет Б.? Неужели с Толстым?» Я только что в недоумении занялся разгадкою, кто автор и кто оригинал этого необыкновенного портрета, как во флигеле, занимаемом графом Львом Львовичем Толстым, громко хлопнули дверью, и стук ее гулко разнесся в морозном воздухе...
    – Вышел Лев Николаевич! – объявил мой чичероне.
    Через минуту в конце длинной липовой аллеи, соединяющей оба каменных флигеля, показалась высокая, очень высокая фигура знаменитого отшельника Ясной Поляны.
    Он быстро шел, пережевывая еще на ходу остатки последнего блюда, в серой круглой войлочной шапке и закутавшись, как в халат, в длинный черный не то армяк, не то пальто без пуговиц... Я сделал несколько шагов навстречу графу... Граф снял галоши, снял свою шапку, сам повесил на крюк прибитой к стене грошовой железной вешалки свое пальто-армяк, предоставив мне сделать то же самое, и передо мной в натуральную величину предстал Лев Толстой в том виде, как его изображают на всех портретах последнего времени! В верхнем пальто-армяке или пальто-халате своем граф Толстой выглядит несомненным барином: в том костюме, в котором он оказался теперь, вырос всем знакомый облик «барина опростившегося». Темно-синяя пестрядная блуза или чуйка, подпоясанная черным ремнем, пресловутые говяжьи сапоги, о которых мне говорили толстовцы в деревне.

    3. В Туле местное аристократическое общество решило поставить в городском театре комедию графа «Плоды просвещения»… Дело было летом, и Льву Николаевичу послали в Ясную Поляну особое почетное приглашение… Приблизительно за час до начала спектакля к подъезду театра подошел среднего роста коренастый старик, одетый в темно серую суконную блузу, такие же брюки и грубые, очевидно домашней работы, сапоги… Грудь старика наполовину закрывала длинная седая борода, на голове его красовался простой картуз с кожаным козырьком. Опираясь на толстую, суковатую палку, старик открыл дверь и медленными шагами направился ко входу в партер театра. Здесь его остановили… – Эй, старик, куда лезешь, – заявил ему один из привратников, – сегодня тут все господа играют, тебе тут делать нечего… Проходи, брат, проходи… Старик начал было протестовать, но его взяли под руки и вывели из театра… Однако он оказался строптивого характера: сел около самого входа в «храм Мельпомены» на лавочку и оставался здесь до тех пор, пока к театру не подъехал один из высших представителей местной губернской администрации… – Граф, – вскричал приехавший администратор, – что вы здесь делаете?! – Сижу, – отвечал, улыбаясь Лев Николаевич, – хотел было посмотреть свою пьесу, да вот не пускают… Недоразумение, конечно, тотчас же было улажено.
    (Лев Толстой. Интересные факты – http://www.shortly.com.ua/lev-tolstoj/html)


    4. Из книги Игоря Волгина «Уйти от всех. Лев Толстой как русский скиталец». – М., 2010. – http://leotolstoy.blogspot.co.il/2010/11/blog-post_25.html
    • И.А. Бунин, 1894: «быстрый, легкий, страшный, остроглазый, с насупленными бровями». «…И я вижу, – продолжает Бунин, что эти маленькие серо-голубые глаза вовсе не страшные и не острые, а только по-звериному зоркие». Другой современник уточняет, что в последнее десятилетие жизни Толстого глаза его, «оставаясь проницательными, все больше и больше теряли выражение строгости, а полное мысли лицо его приобретало удивительную красоту, словно светясь лаской и доброжелательностью…»
    • «Портретисты его изображают неверно, – утверждает посетивший Толстого в 1904 году интервьюер. – Глядя на него, вы не замечаете ни той бороды, которую так тщательно выписывают художники, ни шишковатого, особенного лба, ни сурового выражения лица… Вы видите прежде всего одни глаза: небольшие, круглые и – в этом их особенность – совершенно плоские и одноцветные – сияющие; точно на сильный источник света смотришь: видишь сплошное сияние и различить не можешь – откуда и как оно происходит… Остальное – и широкий нос, и высокий лоб, и брови густые, и борода, и даже все тело – кажется пристроенным к этим глазам, сопровождающим их… Сначала глаза, а затем уже все прочее…»
    • «Разве можно, – восклицает К.С. Станиславский, – передать на бумаге или холсте глаза Л.Н. Толстого, которые пронизывали душу и точно зондировали ее!» Однако сам воспоминатель с чисто актерской непосредственностью как раз и пытается это сделать, уверяя почтенную публику, что в глазах автора «Войны и мира» «блестели искры гениального художника».
    • В.И. Немирович-Данченко, вспоминая о первой встрече с Толстым, пишет: «Ну, конечно, впереди всего эти знаменитые орлиные глаза – глаза мудрого и доброго хищника. Самое удивительное в его внешности. Глаза, всякому внушающие мысль, что от них, как ни виртуозничай во лжи, все равно ничего не скроешь. Они проникают в самую глубь души. В то же время в самой их устремленности и остроте – ничем не сдерживаемая непосредственность. Это не зоркость умного расчета, а наоборот – простодушность в самом прекрасном смысле этого слова».
    • Руки Толстого запомнились многим: крупные, с длинными «аристократическими» пальцами, белые (или даже, как пишут иные, бледные) – без обычных в этом возрасте пигментных пятен. И.А. Бунин называет эти руки «деревенски-дворянские»; А.Б. Гольденвейзер пишет о крепких, правильной формы ногтях. А.В. Жиркевич смотрит взыскательно («большие пальцы очень велики и толсты, с широкими ногтями»). Но вот Толстой садится за картежный стол и, по свидетельству Максима Горького, играет «серьезно, горячась. И руки у него становятся такие нервные, когда он берет карты, точно он живых птиц держит в пальцах, а не мертвые куски картона…
    • Одетый дома всегда одинаково – в белую или серую блузу, подпоясанную широким ремнем, как правило, в удобных разношенных башмаках, – он при первом контакте не выказывал ни малейших признаков величия. Быстро подходил к посетителю, забирал его руку в свою большую ладонь («сухую», «горячую», «теплую» – эта тактильная подробность отмечена многими), пристально вглядывался в лицо и неожиданно улыбался «ласковой и какой-то горестной, даже вместе с тем жалостной улыбкой».
    • Вспоминая о встрече с Толстым весной 1905 года, А.И. Куприн писал: «Помню поразившую меня неожиданность: вместо громадного маститого старца, вроде микельанджеловского Моисея, я увидел среднего роста старика, осторожного и точного в движениях».

    все для dle
    Просмотров: 9 066
    Комментариев: 0
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
     
    Другие новости по теме:


    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.