Меню
Світова література

5 клас
6 клас
7 клас
8 клас

Интегрированный курс

5 класс
6 класс

Виразне читання

Теорія
Практика

Шкільний конферанс

Основи школи юного конферансьє

Школа юного диктора

Основи школи юного диктора

Вивчення лірики

Олександр Твардовський - Лірика
Роберт Льюїс Стівенсон - Лірика
Олександр Пушкін - Лірика
Франческо Петрарка - Лірика
Адам Міцкевич - Лірика
Шандор Петефі - Лірика
Пейзажна лірика Алкмана, Гете, Лермонтова
Публій Овідій Назон - Лірика
Михайло Лермонтов - Лірика
Іван Крилов - Лірика

Методичний практикум

Схема самоаналізу уроку
Поетичне відлуння
Типи аналізу твору
Технологічна модель уроку
Кабінет літератури
Глосарій

Робота з портретом

Портреты А.П. Чехова
Портреты Л.Н. Толстого
Портреты Ф.М. Достоевского
Портреты Н.В. Гоголя
Портреты Ф.И. Тютчева
Портреты А.С. Пушкина
Портреты И.А. Крылова
Портреты Эзопа
Портреты М.Ю. Лермонтова
Работа с портретом писателя на уроках литературы. Предисловие

Презентації

Гаррієт Бічер-Стоу. "Хатина дядька Тома". Презентація
Композиція твору. Презентація
Життя і творчість Шолом–Алейхема. Презентація
Пауль Маар - презентація
Ярослав Гашек
Рюноске Акутаґава. "Павутинка" - презентація
Анна Гавальда - презентація

Популярні статті
    Розповісти друзям
    » » Портреты Н.В. Гоголя


    Портреты Н.В. Гоголя

    Рейтинг:

    Н.В. ГОГОЛЬ


    Портреты Н.В. Гоголя

    Гоголевская иконография обширна. На уроках литературы можно представить 4-5 наиболее удачных работ художников, но детально рассмотреть 1-2 портрета.

    Портрет Н.В. Гоголя. А.Г. Венецианов (1834). Литография


    Портреты Н.В. Гоголя

    Портрет Н.В. Гоголя работы А.А. Иванова (1841)


    Портреты Н.В. ГоголяПортрет Гоголя кисти А.А. Иванова относится к числу несомненных удач в гоголевской иконографии. На нем художник не только передал точное сходство с портретируемым, но и раскрыл глубокое психологическое состояние своего друга. Изображение погрудное, в овале, с наклоном головы три четверти влево. Гоголь одет в халат красного цвета, из-под которого виднеется белый воротничок рубашки. Этот портрет был написан по заказу В.А. Жуковского, который передал его в дар императору Александру III. Интересно, что художник писал его в этот раз не с натуры, а со своих двух портретов Гоголя, созданных ранее (об этом говорит аналогичное композиционное и образное решение данного произведения).
    Портрет отличается тонкостью и проницательностью характеристики модели. Здесь проявилась зоркость и острота взгляда мастера. Н.В. Гоголь предстает перед зрителем не в парадных одеждах, а в обычном домашнем халате, как бы застигнутый врасплох. Отсутствие аксессуаров вполне отвечало романтическому духу эпохи, подчеркивало независимость персонажа. Но, не смотря на демократическую форму изображения, модель дается в сложном душевном состоянии. На первый взгляд писатель кажется спокойным и сдержанным в проявлении эмоций. Но с помощью колористических контрастов и нервного мазка автор передает разнообразные грани человеческой личности. В лице и фигуре Гоголя чувствуется напряженность, акцентируется внимание на отчаянно грустном взгляде, таящем, с одной стороны, боль и растерянность, горечь разочарования, с другой – неукротимую энергию, на улыбке, скрывающей смятение чувств.
    Справка. Александр Андреевич Иванов (1806-1858) – русский художник, создатель произведений на библейские и антично-мифологические сюжеты, представитель академической школы, автор знаменитого полотна «Явление Христа народу». Гоголь близко познакомился с художником в Риме в 1838 году и вскоре занял среди его знакомых исключительное положение. Высказывая свое отношение к писателю, Иванов летом 1841 года писал отцу: «С некоторыми приезжими русскими я знаком, и в особенности с лучшим нашим литератором Н.В. Гоголем. Это человек необыкновенный, имеющий высокий ум и верный взгляд на искусство. Как поэт, он проникает глубоко, чувства человеческие он изучил и наблюдал их, — словом, человек самый интереснейший, какой только может представиться для знакомства. Ко всему этому он имеет доброе сердце». При всем различии характеров, Гоголя и Иванова объединяло очень многое – вера в преображающую силу искусства и высокое назначение художника, а также давний интерес Гоголя к живописи. В Иванове Гоголь обрел воплощение своих представлений об идеальном художнике – бескорыстном, целеустремленном, бесконечно преданном искусству. Иванов становится прототипом созданного писателем во второй редакции повести «Портрет» (1842) образа гениального живописца-труженика.

    Портрет Н.В. Гоголя кисти Ф.А. Моллера. (Рим, 1841)


    Портреты Н.В. ГоголяВ 1841 году Гоголь в Италии заказывает для матери свой портрет русскому художнику Федору Антоновичу Моллеру (1812-1874). С.Т. Аксаков в «Воспоминаниях» описывает облик вернувшегося в тот же год из Италии Гоголя: «Гоголь воротился уже совсем не тем франтиком, каким уехал за границу в 1836 году и каким изображен на портрете, рисованном А.Г. Венециановым. Наружность Гоголя так переменилась, что его можно было не узнать. Прекрасные белокурые густые волосы лежали у него почти по плечи, красивые усы, эспаньолка довершали перемену. Черты лица получили совсем другое значение».
    Действительно, портрет выполнен Моллером в Италии в счастливые годы творческого расцвета и художника, и писателя. (Вероятно, он был написан во время одного из путешествий друзей по римским окрестностям).
    Ф.А. Моллеру, который близко знал писателя, удалось передать две стороны его жизни, наложившие печать на весь облик. С портрета на нас смотрит лицо доброе, благодарное и светлое. Гоголь как бы говорит: «У меня на душе хорошо, светло». Лицо – светлое пятно в портрете; все остальное: волосы, шинель, сюртук, платок, подхватывающий под самый подбородок шею, большая часть фона – выполнено в темной тональности. Что-то мрачное, несчастливое, недоброе чувствуется в этой темноте. И глаза – немного насмешливые, но более – грустные, страдальческие. Тихая печаль льется из этих глаз. В портрете Моллера выражено некое равновесие мысли и духа, гармоничность состояния, а характер нарядного костюма и прическа придают некую достойную и благородную светскость.
    Писатель специально готовился к сеансам портретирования у Моллера: подыскивал костюм, выбирал позу и выражение лица. Н.В. Берг писал: «Гоголь, по-видимому, думал тогда, как бы сняться покрасивее, надел сюртук, в каком его никогда не видели ни прежде, ни после, растянул по жилету невероятную бисерную цепочку; сел прямо, может быть, для того, чтобы спрятать от потомков, сколь возможно более, свой длинный нос, который, впрочем, был не особенно длинен». Для этого портрета Гоголь хотел выглядеть именно таким. Таким его и знает широкий читатель. Это самый известный его портрет.
    Портрет был приобретен П. Третьяковым для своей портретной галереи «людей, дорогих нации».
    Справка. Федор Антонович Моллер (при рождении Отто Фридрих Теодор Моллер, 1812-1874) – русский художник и морской офицер, профессор Императорской Академии художеств, ученик Карла Брюллова, друг Гоголя.

    Н.В. Гоголь. Автолитография Э.А. Дмитриева-Мамонова с рисунка 1840-х гг. Выполнена через несколько дней после смерти Гоголя (1852)


    Портреты Н.В. Гоголя

    Н.В. Гоголь. Художник Ф.И. Соколов. Конец 20-го века


    Портреты Н.В. Гоголя

    Воспоминания о Гоголе


    Первое впечатление, произведенное им на нас, мальчиков от девяти до тринадцати лет, было довольно выгодно, потому что в добродушной физиономии нового нашего учителя, не лишенной, впрочем, какой-то насмешливости, не нашли мы и тени педантизма, угрюмости и взыскательности, которые считаются часто принадлежностью звания наставника. Не могу скрыть, что, с другой стороны, одно чувство приличия, может быть, удержало нас от порыва свойственной нашему возрасту смешливости, которую должна была возбудить в нас наружность Гоголя.
    Небольшой рост, худой и искривленный нос, кривые ноги, хохолок волос на голове, не отличавшейся вообще изяществом прически, отрывистая речь, беспрестанно прерываемая легким носовым звуком, подергивающим лицо, — все это прежде всего бросалось в глаза. Прибавьте к этому костюм, составленный из резких противоположностей щегольства и неряшества, — вот каков был Гоголь в молодости. (М.Н. Лонгинов. Воспоминание о Гоголе)

    ***
    Гоголь то плавно прохаживался по комнате… Среднего роста, плотный и с совершенно здоровым цветом лица, он был одет в темно-коричневое длинное пальто и в темно-зеленый бархатный жилет, наглухо застегнутый до шеи, у которой, поверх атласного черного галстука, виднелись белые, мягкие воротнички рубахи. Его длинные каштановые волосы прямыми космами спадали ниже ушей, слегка загибаясь над ними. Тонкие, темные, шелковистые усики чуть прикрывали полные, красивые губы, под которыми была крохотная эспаньолка. Небольшие карие глаза глядели ласково, но осторожно и не улыбаясь даже тогда, когда он говорил что-либо веселое и смешное. Длинный, сухой нос придавал этому лицу и этим, сидевшим по его сторонам, осторожным глазам что-то птичье, наблюдающее и вместе добродушно-горделивое. Так смотрят с кровель украинских хуторов, стоя на одной ноге, внимательно-задумчивые аисты.
    Гоголь в то время, как я отлично помню, был очень похож на свой портрет, писанный с него в Риме, в 1841 году, знаменитым Ивановым. Этому портрету он, как известно, отдавал предпочтение перед другими. (Г.П. Данилевский. Знакомство с Гоголем)

    ***
    Ровно в шесть часов вошел в комнату человек маленького роста с длинными белокурыми волосами, причесанными a la moujik, маленькими карими глазками и необыкновенно длинным и тонким птичьим носом. Это был Гоголь! Он носил усы, чрезвычайно странно тарантил ногами, неловко махал одною рукой, в которой держал палку и серую пуховую шляпу; был одет вовсе не по моде и даже без вкуса. Улыбка его была очень добрая и приятная, в глазах замечалось какое-то нравственное утомление. (Л.И. Арнольди. Мое знакомство с Гоголем)

    ***
    Гостиная была уже полна. Одни сидели, другие стояли, говоря между собою. Ходил только один, небольшого роста человек, в черном сюртуке и брюках, похожих на шаровары, остриженный в скобку, с небольшими усиками, с быстрыми и проницательными глазами темного цвета, несколько бледный. Он ходил из угла в угол, руки в карманы, и тоже говорил. Походка его была оригинальная, мелкая, неверная, как будто одна нога старалась заскочить постоянно вперед, отчего один шаг выходил как бы шире другого. Во всей фигуре было что-то несвободное, сжатое, скомканное в кулак. Никакого размаху, ничего открытого нигде, ни в одном движении, ни в одном взгляде. Напротив, взгляды, бросаемые им то туда, то сюда, были почти что взглядами исподлобья, наискось, мельком, как бы лукаво, не прямо другому в глаза, стоя перед ним лицом к лицу. Для знакомого немного с физиономиями хохлов – хохол был тут виден сразу. Я сейчас сообразил, что это Гоголь, больше так, чем по какому-либо портрету. Замечу здесь, что ни один из существующих портретов Гоголя не передает его как надо. Лучший – это литография Горбунова с портрета Иванова, в халате. Она, случайно, вышла лучше оригинала; что до сходства: лучше передала эту хитрую, чумацкую улыбку – не улыбку, этот смех мудреного хохла как бы над целым миром... (Н.В. Берг. Воспоминания о Гоголе)

    ***
    Комната его находилась возле сеней, направо. Мы вошли в нее – и я увидел Гоголя, стоявшего перед конторкой с пером в руке. Он был одет в темное пальто, зеленый бархатный жилет и коричневые панталоны… Меня поразила перемена, происшедшая в нем с 41 года… В то время он смотрел приземистым и плотным малороссом; теперь он казался худым и испитым человеком, которого уже успела на порядках измыкать жизнь. Какая-то затаенная боль и тревога, какое-то грустное беспокойство примешивались к постоянно проницательному выражению его лица…
    Я попристальнее вгляделся в его черты. Его белокурые волосы, которые от висков падали прямо, как обыкновенно у казаков, сохранили еще цвет молодости, но уже заметно поредели; от его покатого, гладкого, белого лба по-прежнему так и веяло умом. В небольших карих глазах искрилась по временам веселость – именно веселость, а не насмешливость; но вообще взгляд их казался усталым. Длинный, заостренный нос придавал физиономии Гоголя нечто хитрое, лисье; невыгодное впечатление производили также его одутловатые, мягкие губы под остриженными усами: в их неопределенных очертаниях выражались – так, по крайней мере, мне показалось – темные стороны его характера: когда он говорил, они неприятно раскрывались и выказывали ряд нехороших зубов; маленький подбородок уходил в широкий бархатный черный галстук. В осанке Гоголя, в его телодвижениях было что-то не профессорское, а учительское – что-то напоминавшее преподавателей в провинциальных институтах и гимназиях. «Какое ты умное, и странное, и больное существо!» – невольно думалось, глядя на него. (И.С. Тургенев. Гоголь)

    ***
    Перед ними сидел Гоголь и читал про украинскую ночь. «Знаете ли вы украинскую ночь? Нет, вы не знаете украинской ночи!» Кто не слыхал читавшего Гоголя, тот не знает вполне его произведений. Он придавал им особый колорит своим спокойствием, своим произношением, неуловимыми оттенками насмешливости и комизма, дрожавшими в его голосе и быстро пробегавшими по его оригинальному остроносому лицу, в то время как серые маленькие его глаза добродушно улыбались и он встряхивал всегда падавшими ему на лоб волосами. Описывая украинскую ночь, он как будто переливал в душу впечатления летней свежести, синей, усеянной звездами, выси, благоухания, душевного простора. (В.А. Соллогуб. Первая встреча с Гоголем)

    ***
    Наружный вид Гоголя был тогда совершенно другой и невыгодный для него: хохол на голове, гладко подстриженные височки, выбритые усы и подбородок, большие и крепко накрахмаленные воротнички придавали совсем другую физиономию его лицу: нам показалось, что в нем было что-то хохлацкое и плутоватое. В платье Гоголя приметна была претензия на щегольство. У меня осталось в памяти, что на нем был пестрый светлый жилет с большой цепочкой. (С.Т. Аксаков. История моего знакомства с Гоголем)

    ***
    Постоянный костюм Гоголя состоял из темно-коричневого сюртука с большими бархатными лацканами; жилет из темной с разводами материи и черных брюк; на шее красовался или шарф с фантастическими узорами, или просто обматывалась черная шелковая косынка, зашпиленная крест-накрест обыкновенной булавкой; иногда на галстук выпускались отложные, от сорочки, остроугольные воротнички. Шинель коричневая, на легкой вате, с бархатным воротником. В морозные дни енотовая шуба. Шляпа-цилиндр с конусообразной тульей. Перчатки черные. Голос был у Гоголя мягкий, приятный; глаза проницательные… (Л.И. Толченов. Гоголь в Одессе 1850–1851 г.)все для dle
    Просмотров: 4 312
    Комментариев: 0
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
     
    Другие новости по теме:


    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.